Опрос

Нам интересно Ваше мнение.
С Вашей помощью сайт станет лучше!
Покупаете ли Вы книги?
Какой формат книг Вам удобнее?

С приходом Олега Грефа мы пересмотрели наш бизнес по-новому

Печать E-mail
Артем Аветисян является создателем компании «НЭО центр», которую рейтинговое агентство «Эксперт» называет одной из крупнейших консалтинговых компаний, работающих на российском рынке, и самой крупной в области оценки. Тем удивительнее, что Аветисян до сих пор был непубличным человеком. В августе премьер Владимир Путин назначил его руководителем Агентства стратегических инициатив (АСИ) по направлению «Новый бизнес» — и теперь Аветисян привыкает к новой публичной роли. Впрочем, черты замкнутости пока остаются — теряется от некоторых вопросов, тщательно подбирает формулировки, спрашивает, обязательно ли для интервью фотографироваться в галстуке. В «НЭО центре» Аветисян остается акционером, но бизнесом управляют топ-менеджеры. Как выяснили «Ведомости», один из них — сын главы Сбербанка Олег Греф. Он же является и совладельцем «НЭО центра». Размер его доли и прибыли, которую он получает как акционер и менеджер, компания не раскрывает, называя эту информацию конфиденциальной. До прихода в «НЭО центр» Греф работал в управлении по работе с корпоративными клиентами и финансовыми институтами, занимаясь привлечением клиентов и продажей продуктов банка. «НЭО центр» сотрудничает со Сбербанком — он аккредитован при Сбербанке в статусе оценщика-партнера, а также партнера-юриста в секторе крупнейших заемщиков банка. В «НЭО центре» говорят, что компания участвует в тендерах банка на общих основаниях. На вопрос о том, помогает ли фамилия Греф развивать бизнес, Аветисян отвечает так: «Олег присоединился к команде “НЭО центра” меньше трех лет назад. На тот момент компания уже успешно развивалась в течение 11 лет и входила в топ-20 крупнейших консалтинговых компаний России. С приходом Олега мы пересмотрели наш бизнес по-новому с точки зрения глобальных финансовых институтов. Я абсолютно уверен, что бизнес развивают не фамилии, а профессиональные и талантливые руководители».

— Вы единственный акционер «НЭО центра»?

— Нет. Консалтинговый бизнес одному развивать сложно, поэтому есть партнеры. Они осуществляют оперативное управление компанией — это Валерий Есауленко, Олег Греф и Дмитрий Белявский.

— На сайте вашей компании они значатся как топ-менеджеры. Какова доля каждого из них?

— Разная. В зависимости от того, сколько каждый работает в компании. Контрольный пакет у меня.

— Как вы познакомились с Олегом Грефом?

— Нас познакомили около трех лет назад общие друзья из «Дойче банка». Мне нужен был энергичный человек со знаниями и опытом работы в западных структурах. Если бы у него была другая фамилия, то я все равно пригласил бы его к себе. В компании он занимается развитием бизнеса, разработкой и внедрением стратегии. Очень сложно быть родственником известных людей — тебя оценивают по родителям, хотя ты сам являешься личностью.

— Каковы финансовые показатели «НЭО центра»?

— Выручка на уровне 1 млрд руб. держится на протяжении двух лет.

— Какие направления бизнеса самые успешные?

— Самое динамично развивающееся — технический аудит и мониторинг инвестпроектов. Также значительная доля в выручке приходится на различный финансовый консалтинг, связанный с оценкой, подготовкой документов для привлечения кредита, структурированием кредитных сделок, разработкой инвестиционных стратегий.

— Как вы начинали свой бизнес?

— В «Желтых страницах» агентом по продаже рекламы. В отличие от сокурсников по Финансовой академии не был материально обеспечен и пошел работать на первом курсе. Это сложная работа, прежде всего психологически: дают 100-200 адресов, рекламную брошюру, визитки — и ты должен всех обойти без предупреждения, иначе вообще не примут. Денег я не получил, но это был полезный опыт, который помог в дальнейшем развивать бизнес. Ведь заинтересовать человека с улицы, когда ты студент первого курса и в джинсах, очень сложно. Независимый экспертно-оценочный центр, который после был преобразован в консалтинговую группу «НЭО центр», был зарегистрирован в декабре 1997 г. К тому времени в академии начала работу кафедра оценочной деятельности — и я понял, что мне это интересно. $500 ушло на регистрацию «НЭО центра», столько же — на костюм-тройку с галстуком и еще $800 на мобильную связь, так как офиса не было. Помню, просил сестру брать трубку, когда перезванивали потенциальные клиенты, и представляться моим секретарем.

— Первые заказы помните?

— Сначала их не было. Потом я позвонил в ИД «Коммерсантъ» и предложил оценить что-нибудь в обмен на рекламу. Они в тот момент как раз оценивали свой холдинг, и я сделал оценку их здания на улице Врубеля. Затем у «НЭО центра» появился офис на последнем этаже здания НИИ «АСУ агросервис» на Садовом кольце. Это была комнатушка в 15 квадратов, куда даже лифт не ходил. Пригласил в компанию сокурсников-отличников, и мы адаптировали к реалиям те методики оценки, которые изучали на кафедре. Вторым заказом стала оценка Бадаевского пивоваренного завода для правительства Москвы. Затем мы подписали контракт с «Газпром-экспортом» об оценке их вложений в Ruhrgas. Тяжело было первые 3-4 года. Мы старались развивать бизнес, пробовали новые направления — я получил и аттестат аудитора, статус брокера, попробовал стать арбитражным управляющим, но серьезного эффекта для бизнеса это не давало. Однако мы обзаводились новыми контактами и знаниями, что в итоге помогло совершить скачок в развитии. Стали выстраивать отношения с первой сотней банков. Тогда оценочная деятельность, услуги по составлению бизнес-планов, подготовке документов для кредитования только начинали развиваться. В тот момент компания выросла с 20 до 100 человек.

— Кто ваши крупнейшие клиенты сейчас?

— Нет клиента, который занимает более 5-7%. Большинство клиентов — средние и крупные компании практически во всех отраслях.

Доля заказов от госструктур у нас стремится к нулю. Например, с Росимуществом мы практически не сотрудничаем. После работы с РАО ЕЭС, когда ждали оплаты более полугода, долго не фокусировались и на госкомпаниях. Сейчас оказываем госбанкам блок услуг по финансовому консультированию, различного рода экспертизам, мониторингу реализации инвестпроектов, а крупным госкомпаниям, например ФСК ЕЭС и «Олимпстрою», помогаем контролировать эффективность расходования средств инвестиционных программ. Также в прошлом году разрабатывали концепцию Почта-банка.

— Правда, что «НЭО центр» предоставляет клиентам услуги по лоббированию их проектов во власти и госбанках?

— Нет. Мы занимается экспертизами, а если бы занимались организацией финансирования, то грош цена была бы нашим отчетам. Эти направления невозможно совмещать.

— Насколько велика конкуренция на рынке консалтинга?

— Конкуренция огромна, нужно постоянно развивать клиентские отношения, инвестировать в продукты консалтинга. И проблема здесь не в конкуренции как таковой, а в ее качестве. Для многих участников этого рынка единственным средством конкуренции является демпинг, а с учетом крайне низкого порога вхождения в этот бизнес проблема приобретает серьезный масштаб. В этой связи особенно огорчает всеядность многих потребителей услуг, нежелание разбираться в сути получаемых продуктов.

— Насколько плоха инвестиционная среда в стране?

— Есть что улучшать. Например, система технического регулирования настолько устарела, что тормозит развитие большого проекта на несколько лет. Вместе с тем в регионах начинает возникать спрос на инвестиции — некоторые губернаторы готовы драться за классные проекты. Но есть и другие примеры- например, в АСИ обратился руководитель компании, собирающийся открыть второй завод, но столкнувшийся с просьбой региональных властей перечислить 25 млн руб. в некий фонд. Он сначала сомневался, нужно ли в АСИ идти, мол, тогда и первый завод закроют, но недавно заявил свой проект на сайте. Сейчас думаем, как помочь ему.

— Вам не кажется, что критерии отбора проектов слишком жесткие? На поддержку могут рассчитывать только уже состоявшиеся бизнесмены.

— Не считаю. Мы сделали одним из критериев отбора проекта его окупаемость, но в рамках социального направления готовы помогать в реализации и неокупаемых, но социально значимых проектов. Наш главный критерий — наличие в проекте лидера, которому мы помогаем самореализовываться. Многие предприниматели воспринимают социальную ответственность как оброк. Но есть те, кто понимает, что, например построив хорошую школу рядом с заводом, он улучшает мотивацию сотрудников и в конечном счете работает на себя. Выявление таких лидеров, которым важен не только проект, но и среда, — наша задача. Чтобы у них не возникло мысли: «Может, хватит работать, лучше куда-то уехать?» Очень многих такие мысли посещают, кстати. Качество жизни в сегодняшней России пока еще не самое высокое. Людям хочется больше стабильности, надежности, больше комфорта.

— Вам не кажется, что последние политические решения не способствуют тому, чтобы, как вы говорите, молодые лидеры оставались или возвращались?

— Нельзя говорить, что страна не развивается. Посмотрите на нас, молодых и успешных предпринимателей. Мы пришли в АСИ из бизнеса, чтобы реализовывать важные социальные задачи. И для нас АСИ — самое значительное, что с нами случалось в жизни.

— Сколько проектов в год будете поддерживать?

— Около 100. Сначала их будет отбирать экспертный совет. Затем мы будем с ними работать и выносить на наблюдательный совет предложения по содействию в их реализации. Надеемся, что эти предложения будут оформляться в виде поручений ведомствам.

— И какая может быть помощь?

— Разная. Прежде всего снятие любого рода административных барьеров, вплоть до полной их ликвидации. Например, при внедрении инновационного продукта, который не может появиться сегодня на рынке из-за лоббирования монополий. Будем предлагать правительству менять законодательство, техрегламенты, различные нормы и стандарты, которые сейчас усложняют жизнь среднему бизнесу. Если же речь идет о финансировании, то тут наша поддержка будет скорее экспертная: у банков есть кредитные комитеты — и приказывать им мы не можем. Мы готовы помогать в поиске инвесторов, если, например, у автора проекта только 10% собственных средств. Банки ведь финансируют в основном только при 25-30%.

— Вы были одним из претендентов на должность руководителя АСИ. Как восприняли итоговое решение?

— Нормально. Изначально я подавал заявку с прицелом на экспертный совет. Потом, когда уже погрузился в тему, понял, что мой опыт больше всего пригодится именно в направлении «Новый бизнес».

— Нет идеи привлечь Олега Грефа для работы в АСИ?

— Работа в АСИ требует полной вовлеченности. Это означает переход из «НЭО центра» в АСИ, как это сделал я. Никто из моих партнеров, в том числе Олег, с инициативой привлечения в АСИ ко мне не обращался. Более того, команда направления «Новый бизнес» в АСИ уже сформирована.

— Сейчас много говорится об омоложении правительства. Вы готовы стать чиновником, если поступит предложение?

— Мне нравится то, чем я занимаюсь, и азарта не меньше, чем в бизнесе. Хочу доказать, что АСИ — это не предвыборная инициатива, а всерьез и надолго. Поэтому, пока не достиг результатов, не уйду.

Максим Товкайло

Vedomosti.ru

31.10.2011
 
« Пред.   След. »
© 2008-2014 "Искусство продаж". Все права защищены.. Все материалы, опубликованные на сайте, являются собственностью "Искусство Продаж". Копирование без прямой индексируемой ссылки на источник запрещено.